Интервью с генеральным директором научно-производственного предприятия АДАНИ Владимиром Линевым для журнала НКД

25 Ноября 2020 /

– Сейчас в мире наблюдается второй виток пандемии коронавируса. Как изменилась ваша жизнь и жизнь предприятия в связи с этим? 

– Деятельность нашего предприятия связана с созданием инновационных продуктов, производством медицинского оборудования, систем безопасности, которые нужны людям во всем мире. Поэтому мы не можем прекратить работу, даже в самое сложное время мы должны помогать обществу решать проблемы. Вместе с тем мы очень внимательно подошли к мерам предосторожности, акцентировали внимание сотрудников на то, чтобы они не выезжали в места скопления людей. Все те, кто чувствует ухудшение самочувствия, могут не выходить на работу. У нас на предприятии пока не было вспышек заболевания. Я считаю, что важно также показать, как заботиться о своем здоровье, сердечно-сосудистой системе и так далее, как вести здоровый образ жизни, укреплять иммунитет. АДАНИ – разработчик и производитель в социально ориентированной сфере, в области охраны здоровья и обеспечения безопасности, сохранения жизни и здоровья людей. Cегодня в связи с пандемией вопросы здоровья вышли на первый план. Мы работаем на здравоохранение и производим то, что необходимо сегодня людям.

Интервью АДАНИ ВН

– Трансформировалось ли сегодня понятие инноваций?

– В последние годы термин инновации приобрел совершенно новое наполнение. Лично я нашел более трехсот различных формулировок этого термина, и многие из них очень сильно отличаются друг от друга. Прежде всего необходимо отделить инновации от творчества. Придумать, нарисовать, изобрести – мало. Инновация – это не просто что-то новое для рынка, существующее в виде эскиза. Инновация – это идея, воплощенная в материальную форму – устройство, продукт, в сервис или программную оболочку, в зависимости от направления бизнеса. Но это всегда то, что создано, внедрено, то есть инновация – это обязательно реализованная идея в виде продукта или сервиса.

Любая ли новая реализованная идея является инновацией? Идея может называться инновационной, когда она, помимо всего прочего, представляет ценность для компании и ее акционеров, то есть позволяет заработать на ней деньги. Однако и это определение инновации только за последнее десятилетие устарело уже дважды! Ведущие эксперты мира пришли к согласию, что инновацией можно признать лишь ту реализованную идею, которая кроме ценности для компании и акционеров имеет ценность для пользователя. Инновация в ее истинном смысле создает для пользователя новые возможности, улучшает, упрощает его жизнь.

Инновацией можно назвать лишь тот продукт, услугу или сервис, которые меняют жизнь человека к лучшему. Сегодня шансы на успех имеют лишь те деятели в инновационной сфере, которые поставили интересы пользователя на первое место. При этом лауреат премии Смита, ведущий мировой специалист в изучении природы конкуренции Майкл Портер развил идею инноваций еще дальше. По его мнению, инновация должна приносить ценность не только для компании, акционеров и отдельного пользователя, но и для целого сообщества/комьюнити. В идеале – для общества. Инновация должна быть не просто полезна для каждого отдельного пользователя, а привносить какую-либо ценность, улучшение качества жизни для многих людей.

Инновационный продукт должен решать задачи, которые стоят перед неким сообществом – жителями города, профессионалами какой-то отрасли, возрастной или социальной группой, населением целой страны. По мнению Майкла Портера, только тогда, когда вы поставите создание ценности для общества и ценности для пользователя на самое приоритетное место в ведении предпринимательской деятельности, вы сможете достигнуть и других целей, которые вы ставите перед собой и своим бизнесом.

Сегодня время жизни продукта, время его создания и вывода на рынок сократилось до минимального уровня. Если фрагментарно подходить к инновационному процессу – от генерации идеи, создания продукта до вывода на рынок и серийного производства, маркетинговой стратегии, – мы не впишемся в короткий промежуток времени. Сегодня условия требуют от нас, чтобы продукт, рынок, организация производства осуществлялись одновременно. Это очень важный момент.

В целом, мы реализуем сегодня десятки проектов в интересах наших заказчиков. Большая часть этих проектов – disruptive («подрывные инновации»). Мы создаем продукт и создаем рынок. Три группы проектов – поддерживающие инновации, улучшающие и подрывные. Первая группа – продукция, которую мы производим серийно, она обладает более низкой маржинальностью. Кастомизированная продукция – то, что мы делаем под заказ и быстро. Третья группа – уникальное оборудование, которое создается вместе с рынком, здесь мы предвосхищаем ожидания заказчиков.

 – Каким вы видите сегодня сотрудничество с научными коллективами?

Мы сотрудничаем с институтами и научными коллективами. Такое сотрудничество важно и нужно, и это подтверждается мировой практикой. Это «открытые инновации» – модель ведения бизнеса, предусматривающая гибкую политику в отношении НИОКР и интеллектуальной собственности.

Это важное направление в инновационном развитии любого предприятия – когда предприятие-интегратор и то предприятие, которое создает инновационную продукцию для конкретного заказчика, активно сотрудничают с научными коллективами, ожидая, что они могут предложить новые уникальные решения. И здесь перед нами встает вопрос: обладают ли они такими решениями?

Сегодня открытые инновации – это готовность участвовать в создании новых решений, новых продуктов. Наверное, Академия наук сегодня не совсем готова к этому. Поэтому мы работаем с конкретными лабораториями и коллективами. И сотрудничество здесь строится на том, что мы используем их компетенции. Мы размещаем определенные заказы, в ряде случаев они делают для нас разработки, но в основном мы используем компетенции людей. В частности, у нас есть положительный опыт работы с Институтом прикладной физики.

Сегодня нельзя ожидать, что частная компания придет и купит у лаборатории или института некую разработку. Сегодня время жизни нового продукта очень короткое. Пока разработка, пройдя через этап патентования и прочее, дойдет до реализации в инновационной компании, она уже устареет.

– Какие важные проекты реализует сегодня АДАНИ?

– Мы строим свой собственный завод – уникальный завод будущего. Этот завод – часть нашей инновационной экосистемы.

Недавно мы получили в СЭЗ десять гектаров земли и приступили к строительству. Планируем завершить его в течение двух-трех лет. Это абсолютно новая модель, которая заключается в том, что это будет «завод заводов». Фактически внутри предприятия будет 50 заводов.

Мы реструктурировали бизнес, понимая, что необходимо сконцентрироваться на определенных компетенциях. Наш завод будет решать задачи – максимально быстро создать продукт, организовать его производство и быстро вывести на рынок. Там будет использоваться совершенно иной принцип работы. В мире это называется Smart Factory – «умное» предприятие, где широко используются цифровые технологии, и в то же время это абсолютно инновационное производство. Всего планируем построить восемь корпусов.

 – Во сколько оценивается строительство «умного» завода?

– Первая очередь обойдется примерно в 50 млн долл. Строить мы также будем на принципе инновационности, дешево и быстро. Так нигде больше не строят.

 – В чем отличие этого инновационного строительства?

– Будут создаваться клоны. Мы проектируем одну ячейку, а потом будем ее тиражировать по принципу медовых сот. Получится улей, в котором живет масса пчел. Эти соты одинаковые, но они нацелены на выполнение разных задач. Наша цель – сделать инкубатор заводов.

Клоны будут запрограммированы на решение разных задач. Информационные системы будут похожи, начинка – тоже, а вот программы будут разными. Также будут работать разные люди. При этом фактически это будут затраты и усилия на проектирование одной соты, дальше мы сэкономим на их интеграции.

 – Основные направления продукции предприятия останутся теми же?

– Мы выбрали для себя несколько направлений. Защита жизни и здоровья людей – целое направление, и такая продукция исключительно востребована во всем мире. Это не только медицинская рентгенодиагностическая техника, но и оборудование для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, повышения качества жизни. Мы также разрабатываем и производим уникальный модельный ряд научных приборов. В частности, в прошлом году разработали компактный рентгеновский дифрактометр, параметры которого близки к исследовательским приборам.

Все дело в развитии компетенций. Когда ты развиваешь продукт, это одно. А когда ты развиваешь компетенции, то можешь разрушить любые крупные корпорации, произведя какую-то неожиданную вещь. Хотя по функциям она может быть одна и та же. В пример могу привести телефоны Nokia и появившиеся позже смартфоны. Выиграл тот, кто развивал компетенции.

Важно правильное построение бизнес-модели. Например, к нам пришел Минздрав и попросил сделать дешевые томографы. Мы разработали томографы с очень хорошими характеристиками и решили задачу. Такой подход является преимуществом АДАНИ. И за счет этого мы конкурентны и востребованы в мире. Конкурентны умением решать проблемы, быть гибкими.

Вот смотрите, сегодня возникла проблема с тестами на коронавирус – крупные корпорации кинулись сразу же ее решать. В это дело брошены миллиарды долларов. А проблемы у общества возникают постоянно.

 – Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития Индустрии 4.0?

– Индустрия 4.0 – это модель, придуманная для Германии. Германия является крупным производителем сложной техники, станков, оборудования и многого другого. Для воплощения своей стратегии развития промышленности и науки эта страна выбрала понятие Индустрии 4.0. Все другие пытаются повторить, но мир ведь идет по другому пути.

Американцы, например, работают над созданием Smart Factory, «умного» предприятия. В Беларуси нет производства роботов, станков с ЧПУ (числовым программным управлением). Все эти фантастические идеи про роботов и мир без людей просто утопия. Вы понимаете, сколько будет стоить запрограммировать завод на производство одной столовой ложки? Я пересекался с людьми, которые занимаются такими проектами в Германии, Австрии и спрашивал их, во что обойдется в итоге стоимость такой ложки.

Весь мир сегодня идет по другому пути и фокусируется на собственной промышленности. Я могу привести пример Audi, которая думает о создании предприятия будущего. Компания планирует отказ от конвейерного производства. От него отказываются и «Тойота», и другие компании. Потому что они понимают, что конвейер – это узкий модельный ряд какого-то изделия. А мир сегодня требует многообразия.

Это огромный секрет, и я не знаю, на какой стадии сегодня находится их проект, все очень закрыто. Но вместо конвейера у них будут роботизированные тележки, которые будут перевозить автомобиль между различными участками, реализующими определенную функцию. Они понимают, что при существующей конструкции автомобиля реализовать это невозможно. Поэтому кардинально должна измениться и модель автомобиля. Вот это и есть Smart Factory.

 – Что пользуется сегодня спросом на западных рынках? Отдаете ли вы предпочтение какому-либо конкретному рынку?

– Мировой тренд – здоровье, безопасность и экология. Любые технологии, которые связаны с медициной. Люди сегодня готовы вкладывать в свое здоровье, и этот процесс будет развиваться до бесконечности.

Если говорить об области здравоохранения, здесь идет переформатирование и максимальное использование цифровых технологий. Айтишники бросились делать программы, связанные с фиксацией данных, но это очень примитивно и лежит на поверхности. То же самое, как к функции смартфона добавить игры.

На мой взгляд, цифровые технологии в области здравоохранения будут идти в сторону того, что сам человек будет следить за своим здоровьем. Сегодня он может измерить себе температуру или давление, а завтра самостоятельно сделать себе тест на тот же коронавирус, заплатив за это.

Диагностика начинается со сбора параметров, а искусственный интеллект в этом случае – инструмент помощи для врача. Все хотят сделать тест на коронавирус, врач с этим не справится. Ты идешь и делаешь тест самостоятельно. И можешь проверять себя хоть на тысячу вирусов.

Мы сами широко работаем в области использования искусственного интеллекта для целей диагностики. Это не только создание программного продукта, но и «железо».

Сегодня мы создаем маммограф следующего поколения для диагностики онкологических заболеваний молочной железы, который, помимо всего прочего, будет обладать более высокими параметрами. В нем будет использоваться и искусственный интеллект, потому что чем сложнее сегодня становится медицинское оборудование, тем сложнее работать врачу. Он не справляется с анализом всех данных. Наша задача – обеспечить бесперебойную работу этого оборудования 24 часа в сутки.

Мы также работаем над системой комплексного обеспечения безопасности людей в различной форме. Сегодня это важно для людей. Может быть, это не так критично для Беларуси, но во многих странах, особенно которые были горячими точками и прошли через военные конфликты, обеспечение безопасности очень важно.

И еще важный момент. Современный бизнес ориентируется на весь мир. Никогда нельзя концентрироваться на каком-то определенном рынке или выпуске одного продукта. Чтобы быть успешным в сегодняшних реалиях, необходимы диверсификация продукции и ведение бизнеса в международном масштабе.

Скачать интервью в формате PDF     right-arrow_318-9317.jpg  ВН интервью для НКД   

Пресс-служба АДАНИ:
+375 (33) 3199310 
 e-mail: press@adani.by

Ко всем новостям

Спасибо за заполнение формы

Сообщение успешно отправлено

Loading